HOME

Хосе Каррерас. Биография.

В 1972 году журнал “Овация” описывал голос молодого человека, дебютировавшего в роли Пинкертона в Мадам Батерфляй Нью Йорк Сити Опера. Это был “сладкозвучный лирический тенор, с богатым тембром, чистый, естественный, обладающий непередаваемой чувственной красотой”. Молодой человек с чувственно прекрасным голосом был Хосе Каррерас.

Он родился 5 декабря 1946 года в Барселоне, столице Каталонии, испанской провинции с уникальной культурой и языком. (Настоящее имя Каррераса – Жосеп (Josep), каталонский вариант Хосе). Младший из троих детей Антонии Колл-Саиги и Жосепа Каррераса-Солера, он описывает свое детство как счастливое и абсолютно беззаботное. За это нужно воздать должное его родителям, учитывая сложное экономическое положение Испании после гражданской войны. В 1951 году семья на короткое время эмигрировала Аргентину, однако, поиски лучшей жизни оказались безуспешными, и менее чем через год они вернулись в Барселону. Отцу Каррераса, учительская карьера которого не состоялась, потому что во время гражданской войны он сражался на стороне республиканцев, пришлось стать полицейским и регулировать дорожное движение, а мать открыла небольшую парикмахерскую.

О многих великих певцах говорили, что они с раннего детства имели почти физическую потребность петь. Каррерас не был исключением. Ребенком он действительно любил петь. Он пел для пассажиров на пароходе, плывшем из Аргентины обратно в Барселону. Он пел в парикмахерской клиентам матери. А увидев Марио Ланца в фильме “Великий Карузо”, он начал петь дома все подряд арии из фильма, особенно La donna e mobile, которая его бесконечно притягивала. Когда же семья решала, что непрерывное пение, пусть даже весьма впечатляющее, скоро сведет всех с ума, шестилетка радостно закрывался в ванной и продолжал петь.

К счастью для оперы (и для членов семьи Каррерас, которым тоже нужно было в ванную), мать нашла способ направить его неиссякаемую певческую энергию. Он начал брать уроки вокала и фортепиано у Магды Прунеры, матери одного из своих друзей, а в восемь лет стал посещать после школы местную консерваторию. Тогда же состоялось его первое публичное выступление: он спел La donna e mobile на испанском национальном радио. (Эту запись можно услышать в биографическом видеофильме Jose Carreras – A Life Story). В одиннадцать он пел на сцене барселонского оперного театра Gran Teatro del Liceo сопрановую партию рассказчика в опере Де Фалья El Retablo de Maese Pedro. Несколько месяцев спустя он спел в Лисеу в последний раз, прежде чем его голос начал меняться. Возможно, это была отчасти типажная роль для ребенка, бросавшего портновские булавки из окна сеньоры Прунеры на головы несчастных прохожих. Он сыграл шаловливого мальчишку во втором акте “Богемы”, которого, несмотря на крики “Vo’la tromba, il cavallin!” (“Хочу трубу и лошадку!”), оттаскивают за ухо от тележки продавца игрушек.

К восемнадцати годам сопрано Каррераса-ребенка стало тенором Каррераса-взрослого. Он продолжил обучение сначала у Франсиско Пуча (Francicso Piug), затем у Хуана Руакса (Juan Ruax), которого называл своим творческим отцом. Именно Руакс посоветовал ему прослушаться на роль Флавио в Норме, ставшей его первой ролью в Лисеу. Эта маленькая роль имела большие последствия для его карьеры. Красота нескольких фраз его Флавио была замечена не только критиками, но и великой сопрано Монтсеррат Кабалье в главной роли. Она попросила его спеть вместе с ней Дженнаро в опере Доницетти “Лукреция Борджиа”, первую взрослую партию, которую он считает своим настоящим дебютом в качестве тенора.

Если Руакс был его творческим отцом, то Кабалье во многих смыслах стала его творческой матерью. Она исполняла главную партию в его лондонском дебюте, “Марии Стюарт”, а записи (как коммерческие, так и пиратские), свидетельства их творческого союза, насчитывают более 15 различных опер. Английский критик Алан Блис присутствовал на исполнении “Марии Стюарт” в Роял Фестивал Холл. Каррерасу тогда было всего 25 лет, но Блис вспоминает: “Это был один из тех случаев, когда немедленно и инстинктивно понимаешь, что перед тобой новый, особенный талант. У него не только невероятно красивый тенор, тёмный тембр которого обусловлен испанской кровью. Он умело использует преимущества своего голоса, и, что почти так же важно, является прирожденным артистом”.

Каррерас продолжал расти, и однажды Лофти Мансури, директор Сан Франциско Опера, сказал о нем: “Одна из самых совершенных оперных звезд, с которыми мне пришлось работать… Его музыкальность, ум, драматический талант, не говоря уже о роскошном голосе, сделали его артистом высшего класса”. Возможно, необычным в карьере Каррераса было то, что к 28 годам, когда многие оперные певцы только начинают зарабатывать себе имя, он уже спел главные теноровые партии в 24 различных операх в Европе и Северной Америке, дебютировал на четырех великих оперных сценах мира: в Венской государственной опере в 1974 году в роли герцога Мантуанского (“Риголетто”); в лондонском Royal Opera House в 1974 году в роли Альфредо (“Травиата”); в Метрополитан Опера (Нью Йорк) в 1974 году в роли Каварадосси (“Тоска”) и в миланском Ла Скала в 1975 году в роли Ричарда (“Бал-маскарад”).

С “Балом-маскарадом” неразрывно связаны как творческая, так и личная жизнь Каррераса. Он женился на Мерседес Перес в 1971 году. Их сын Альберто родился в 1972, день спустя после того, как Каррерас впервые спел Ричарда в Парме. Дочь Хулия родилась в 1977 году, через день после того, как он закончил записывать “Бал-маскарад” в Лондоне. На пике своей карьеры Каррерас пел более 70 представлений в год, почти постоянно путешествуя по оперным театрам мира. Человек весьма закрытый, он в некоторых интервью все же признавался, что сочетать международную карьеру оперного певца и семейную жизнь трудно из-за неизбежного отчуждения и опасности возникновения новых связей. (Он и его жена развелись в 1992 году, и Каррерас больше не женился).

В 1987 году, когда Каррерас был на вершине успеха, у него обнаружили острую лейкемию. Шансов выжить было один из десяти. Если бы не умение докторов в Барселоне и клинике Фреда Хатчинсона в Сиэтле, Вашингтон, Misa Criolla стала бы его последней записью, а спектакль “Паяцы” в Венской Staatsoper – последним появлением на оперной сцене. После выздоровления первый человек, к кому он пришел, был великий австрийский дирижер Герберт фон Караян, музыкант, к которому он тянулся почти инстинктивно. Каррераса поражало, как “Караян заставлял чувствовать, что он словно твой отец и дирижирует для тебя одного”. Результатом десятилетнего творческого сотрудничества стали многие из лучших выступлений и записей Каррераса. В одном интервью незадолго до смерти в 1989 году Караян сказал о Каррерасе: “Если бы команда была здесь, я проиграл бы вам видео Реквиема Верди. Пел ли Карузо Ingemisco лучше? Сомневаюсь. Он перенес страшную болезнь, но полон надежды. Из всего, что он рассказывал, я вижу, сколько ужасов он испытал, но теперь он основал Фонд, чтобы помогать другим страдальцам, и это приносит ему большую радость. Он восхитительный человек, и поскольку он еще молод, мы все надеемся, что он сделает новую карьеру”.

Каррерас действительно продолжил карьеру, постепенно возвращаясь на оперную сцену и в концертные залы, а также в студии звукозаписи. Сейчас он уделят больше внимания концертам и сольным программам, ограничив оперные выступления до одного-двух в год. Самый последний его дебют в 1998 в Цюрихе – главная роль в опере Эрманно Вольфа-Феррари “Слай” (“Sly”). В 1999 в Вашингтонской опере он снова пел эту партию в североамериканской премьере. Это представление заставило критика из Opera Now написать: “Пламенный заряд его изящества и лиризма был одновременно трогательным и мощным”.

И, конечно, Фонд подарил ему новые горизонты, новый смысл в жизни. Теперь средства от многих концертов и сольных программ он передает в Международный фонд Хосе Каррераса по борьбе с лейкемией (Jose Carreras International Leukemia Foundation). Концерт Трех Теноров в 1990 году был задуман для сбора средств в пользу Фонда, а так же как повод коллег Каррераса - Пласидо Доминго и Лучано Паваротти - снова приветствовать в мире оперы своего “маленького брата”.

Каррерасу сейчас за пятьдесят. Его голос стал старше и глубже, но он сохранил живость и энергию прирожденного артиста, которая 25 лет назад поразила Алана Блиса. Многие люди в первый раз увидели и услышали Хосе Каррераса в концертах Трех Теноров. Он, возможно, остается наименее известным из трех. Как говорил один из участников шоу Зейнфельда, “Паваротти, Доминго и … ну этот, третий”. Но открывшие “того третьего”, познакомившиеся с его записями, открыли для себя один из прекраснейших голосов этого столетия.

Джиэн Печчеи (Jean Peccei)

http://www.jcarreras.com/biohome.htm

Перевод с английского языка © Козлова Мария

КНИГИ, СОДЕРЖАЩИИ НАИБОЛЬШЕЕ КОЛИЧЕСТВО БИОГРАФИЧЕСКОЙ ИНФОРМАЦИИ:

listCarreras, J., Singing from the Soul – An Autobiography, 1991, London: Souvenir Press.
listMatheopoulos, H., Bravo – The World’s Great Male Singers Discuss Their Roles, 1989, London: Victor Gollancz Ltd.
list
Perez Senz, J., El Placer de Cantar – Un Retrato Autobiogragico 1988, Barcelona: Ediciones de Nuevo Arte Thor.
listTaylor, S. and Pullen, R., Montserrat Caballe – Casta Diva, 1994, London: Victor Gollancz Ltd.
listNidal, P., Carreras, La Pasion de Vivir 1988, Barcelona: Clip.

КНИГИ, В КОТОРЫХ УПОМИНАЕТСЯ ХОСЕ КАРРЕРАС:

listCeletti, R. Voce di Tenore, 1989, Milan: Idealibri S.p.A.
listConrad, P., A Song of Love and Death – The meaning of Opera, 1989, London: Hogarth Press.
listDomingo, P., My First Forty Years, 1983, London: George Weidenfeld & Nicholson Ltd.
listHarries, M. and Harries, S., Opera Today, 1986, New York: St. Martin’s Press.
listJones, M., The World’s Greatest Tenors – Carreras, Domingo, Pavarotti, 1995, London: Bison Books
listLewis, M., The Private Lives of the Three Tenors, 1996, Seacaucus, NJ: Birch Lane Press
listMatheopoulos, H. Diva – Great Sopranos and Mezzos Discuss Their Art, 1991, London: Victor Gollancz Ltd.
listMosse, K., The House – Inside the Royal Opera House Covent Garden, 1995, London: BBC Books Ltd.
listOsborne, R., Conversations with Karajan, 1991, Oxford: Oxford University Press.
listPavarotti, A., Life With Luciano, 1992, London: George Weidenfeld & Nicholson Ltd.
listPavarotti, L. (with Wright, W.), Pavarotti: My Own Story, 1981, New York: Doubleday.
listPavarotti, L., My World, 1995, New York: Crown
listPorter, A., The Music of Three More Seasons: 1977-1980, 1981, New York: Alfred Knopf.
listSnowman, D., Placido Domingo’s Tales from the Opera, 1994, London: BBC Books Ltd.

БИОГРАФИЧЕСКИЕ ВИДЕОФИЛЬМЫ:

listJosé Carreras por José Carreras. Perfil de un Hombre, 1990 (recorded 1984), Classic Media/Selecta Vision.
listJosé Carreras- A Life Story, 1993, Decca Records/Iambic Productions

 

 

Сайт управляется системой uCoz